Луна - лишь плоский равнодушный блин
кричи, молчи - ей это безразлично
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

Луна - лишь плоский равнодушный блин > Изюм (записи, возможно интересные автору дневника)


кратко / подробно
Сегодня — понедельник, 12 ноября 2018 г.
Взято: Re: . Meyoru 15:22:58

See you

­твой салат. 12 ноября 2018 г. 16:42:02 написала в форуме "Знакомство, Дружба и Любовь"
i'm glad you're not dead
­­
as
BIGBY WOLF
as
SNOW WHITE
­­
- Снежка каждый раз пытается сделать все без лишнего шума и конфликтов, когда Бигби делает все наоборот. Это злит Снежку, но она быстро остывает и прощает все.
- Везде шатаются вместе. Или нет. Или да. Никто точно не может сказать, но создается впечатление, что они преследуют друг друга.
- Безумно сильно волнуются друг о друге, в любой ситуации. Но из-за "удачи" обоих часто попадают в разного рода неприятности.
Источник: http://beon.ru/dati­ng/14567-456--read.s­html#66
Калейдоскоп Пeчaль в сообществе Бесконечность 14:33:48
Взрыв огромным консервным ножом вспорол корпус ракеты.
Людей выбросило в космос, подобно дюжине трепещущих серебристых рыб.
Их разметало в черном океане, а корабль, распавшись на миллион осколков, полетел дальше, словно рой метеоров в поисках затерянного Солнца.
- Беркли, Беркли, ты где?
Слышатся голоса, точно дети заблудились в холодной ночи.
- Вуд, Вуд!
- Капитан!
- Холлис, Холлис, я Стоун.
- Стоун, я Холлис. Где ты?
- Не знаю. Разве тут поймешь? Где верх? Я падаю. Понимаешь, падаю.
Подробнее…Они падали, падали, как камни падают в колодец. Их разметало, будто двенадцать палочек, подброшенных вверх исполинской силой. И вот от людей остались только одни голоса - несхожие голоса, бестелесные и исступленные, выражающие разную степень ужаса и отчаяния.
- Нас относит друг от друга.
Так и было. Холлис, медленно вращаясь, понял это. Понял и в какой-то мере смирился. Они разлучились, чтобы идти каждый своим путем, и ничто не могло их соединить. Каждого защищал герметический скафандр и стеклянный шлем, облекающий бледное лицо, но они не успели надеть силовые установки. С маленькими двигателями они были бы точно спасательные лодки в космосе, могли бы спасать себя, спасать других, собираться вместе, находя одного, другого, третьего, и вот уже получился островок из людей, и придуман какой-то план... А без силовой установки на заплечье они - неодушевленные метеоры, и каждого ждет своя отдельная неотвратимая судьба.
Около десяти минут прошло, пока первый испуг не сменился металлическим спокойствием. И вот космос начал переплетать необычные голоса на огромном черном ткацком стане; они перекрещивались, сновали, создавая прощальный узор.


- Холлис, я Стоун. Сколько времени можем мы еще разговаривать между собой?
- Это зависит от скорости, с какой ты летишь прочь от меня, а я-от тебя.
- Что-то около часа.
- Да, что-нибудь вроде того, - ответил Холлис задумчиво и спокойно.
- А что же все-таки произошло? - спросил он через минуту.
- Ракета взорвалась, только и всего. С ракетами это бывает.
- В какую сторону ты летишь?
- Похоже, я на Луну упаду.
- А я на Землю лечу. Домой на старушку Землю со скоростью шестнадцать тысяч километров в час. Сгорю, как спичка.
Холлис думал об этом с какой-то странной отрешенностью. Точно он видел себя со стороны и наблюдал, как он падает, падает в космосе, наблюдал так же бесстрастно, как падение первых снежинок зимой, давным- давно.



Остальные молчали, размышляя о судьбе, которая поднесла им такое: падаешь, падаешь, и ничего нельзя изменить. Даже капитан молчал, так как не мог отдать никакого приказа, не мог придумать никакого плана, чтобы все стало по-прежнему.
- Ох, как долго лететь вниз. Ох, как долго лететь, как долго, долго, долго лететь вниз, - сказал чей-то голос. -Не хочу умирать, не хочу умирать, долго лететь вниз...
- Кто это?
- Не знаю.
- Должно быть, Стимсон. Стимсон, это ты?
- Как долго, долго, сил нет. Господи, сил нет.
- Стимсон, я Холлис. Стимсон, ты слышишь меня?
Пауза, и каждый падает, и все порознь.
- Стимсон.
- Да. - Наконец-то ответил.
- Стимсон, возьми себя в руки, нам всем одинаково тяжело.
- Не хочу быть здесь. Где угодно, только не здесь.
- Нас еще могут найти.
- Должны найти, меня должны найти, - сказал Стимсон. - Это неправда, то, что сейчас происходит, неправда.
- Плохой сон, - произнес кто-то.
- Замолчи!-крикнул Холлис.
- Попробуй, заставь, - ответил голос. Это был Эплгейт. Он рассмеялся бесстрастно, беззаботно. - Ну, где ты?
И Холлис впервые ощутил всю невыносимость своего положения. Он захлебнулся яростью, потому что в этот миг ему больше всего на свете хотелось поквитаться с Эплгейтом. Он много лет мечтал поквитаться, а теперь поздно, Эплгейт - всего лишь голос в наушниках.
Они падали, падали, падали...

Двое начали кричать, точно только сейчас осознали весь ужас, весь кошмар происходящего. Холлис увидел одного из них: он проплыл мимо него, совсем близко, не переставая кричать, кричать...
- Прекрати!
Совсем рядом, рукой можно дотянуться, и все кричит. Он не замолчит. Будет кричать миллион километров, пока радио работает, будет всем душу растравлять, не даст разговаривать между собой.
Холлис вытянул руку. Так будет лучше. Он напрягся и достал до него. Ухватил за лодыжку и стал подтягиваться вдоль тела, пока не достиг головы. Космонавт кричал и лихорадочно греб руками, точно утопающий. Крик заполнил всю Вселенную.


"Так или иначе, - подумал Холлис. - Либо Луна, либо Земля, либо метеоры убьют его, зачем тянуть?"
Он раздробил его стеклянный шлем своим железным кулаком. Крик захлебнулся. Холлис оттолкнулся от тела, предоставив ему кувыркаться дальше, падать дальше по своей траектории.
Падая, падая, падая в космос, Холлис и все остальные отдались долгому, нескончаемому вращению и падению сквозь безмолвие.
- Холлис, ты еще жив?
Холлис промолчал, но почувствовал, как его лицо обдало жаром.
- Это Эплгейт опять.
- Ну что тебе, Эплгейт?
- Потолкуем, что ли. Все равно больше нечем заняться.
Вмешался капитан:
- Довольно. Надо придумать какой-нибудь выход.
- Эй, капитан, молчал бы ты, а? - сказал Эплгейт.
- Что?
- То, что слышал. Плевал я на твой чин, до тебя сейчас шестнадцать тысяч километров, и давай не будем делать из себя посмешище. Как это Стимсон сказал: нам еще долго лететь вниз.
- Эплгейт!
- А, заткнись. Объявляю единоличный бунт. Мне нечего терять, ни черта. Корабль ваш был дрянненький, и вы были никудышным капитаном, и я надеюсь, что вы сломаете себе шею, когда шмякнетесь о Луну.
- Приказываю вам замолчать!
- Давай, давай, приказывай. - Эплгейт улыбнулся за шестнадцать тысяч километров. Капитан примолк. Эплгейт продолжал: - Так на чем мы остановились, Холлис? А, вспомнил. Я ведь тебя тоже терпеть не могу. Да ты и сам об этом знаешь. Давно знаешь.
Холлис бессильно сжал кулаки.
- Послушай-ка, что я скажу,- не унимался Эплгейт.- Порадую тебя. Это ведь я подстроил так, что тебя не взяли в "Рокет компани" пять лет назад.
Мимо мелькнул метеор. Холлис глянул вниз: левой кисти как не бывало. Брызнула кровь. Мгновенно из скафандра вышел весь воздух. Но в легких еще остался запас, и Холлис успел правой рукой повернуть рычажок у левого локтя; манжет сжался и закрыл отверстие. Все произошло так быстро, что он не успел удивиться. Как только утечка прекратилась, воздух в скафандре вернулся к норме. И кровь, которая хлынула так бурно, остановилась, когда он еще сильней повернул рычажок - получился жгут.


Все это происходило среди давящей тишины. Остальные болтали. Один из них, Леспер, знай себе, болтал про свою жену на Марсе, свою жену на Венере, свою жену на Юпитере, про свои деньги, похождения, пьянки, игру и счастливое времечко. Без конца тараторил, пока они продолжали падать. Летя навстречу смерти, он предавался воспоминаниям и был счастлив.
До чего все это странно. Космос, тысячи космических километров - и среди космоса вибрируют голоса. Никого не видно, только радиоволны пульсируют, будоражат людей.
- Ты злишься, Холлис?
- Нет.
Он и впрямь не злился. Вернулась отрешенность, и он стал бесчувственной глыбой бетона, вечно падающей в никуда.
- Ты всю жизнь карабкался вверх, Холлис. И не мог понять, что вдруг случилось. А это я успел подставить тебе ножку как раз перед тем, как меня самого выперли.
- Это не играет никакой роли, - ответил Холлис"
Совершенно верно. Все это прошло. Когда жизнь прошла, она словно всплеск кинокадра, один миг на экране; на мгновение все страсти и предрассудки сгустились и легли проекцией на космос, но прежде чем ты успел воскликнуть: "Вон тот день счастливый, а тот несчастный, это злое лицо, а то доброе", - лента обратилась в пепел, а экран погас.
Очутившись на крайнем рубеже своей жизни и оглядываясь назад, он сожалел лишь об одном: ему всего-навсего хотелось жить еще. Может быть, у всех умирающих/такое чувство, будто они и не жили? Не успели вздохнуть как следует, как уже все пролетело, конец? Всем ли жизнь кажется такой невыносимо быстротечной - или только ему, здесь, сейчас, когда остался всего час-другой на раздумья и размышления?
Чей-то голос - Леспера - говорил:
- А что, я пожил всласть. Одна жена на Марсе, вторая на Венере, третья на Юпитере. Все с деньгами, все меня холили. Пил, сколько влезет, раз проиграл двадцать тысяч долларов.
"Но теперь-то ты здесь, - подумал Холлис. - У меня ничего такого не было. При жизни я завидовал тебе, Леспер, пока мои дни не были сочтены, завидовал твоему успеху у женщин, твоим радостям. Женщин я боялся и уходил в космос, а сам мечтал о них и завидовал тебе с твоими женщинами, деньгами и буйными радостями. А теперь, когда все позади и я падаю вниз, я ни в чем тебе не завидую, ведь все прошло, что для тебя, что для меня, сейчас будто никогда и не было ничего". Наклонив голову, Холлис крикнул в микрофон:
- Все это прошло, Леспер!
Молчание.
- Будто и не было ничего, Леспер!
- Кто это? - послышался неуверенный голос Леспера.
- Холлис.
Он подлец. В душу ему вошла подлость, бессмысленная подлость умирающего. Эплгейт уязвил его, теперь он старается сам кого-нибудь уязвить. Эплгейт и космос - и тот и другой нанесли ему раны.
- Теперь ты здесь, Леспер. Все прошло. И точно ничего не было, верно?
- Нет.
- Когда все прошло, то будто и не было. Чем сейчас твоя жизнь лучше моей? Сейчас - вот что важно. Тебе лучше, чем мне? Ну?
- Да, лучше!
- Это чем же?
- У меня есть мои воспоминания, я помню! - вскричал Леспер где-то далеко-далеко, возмущенно прижимая обеими руками к груди свои драгоценные воспоминания.
И ведь он прав. У Холлиса было такое чувство, словно его окатили холодной водой. Леспер прав. Воспоминания и вожделения не одно и то же. У него лишь мечты о том, что он хотел бы сделать, у Леспера воспоминания о том, что исполнилось и свершилось. Сознание этого превратилось в медленную, изощренную пытку, терзало Холлиса безжалостно, неумолимо.


- А что тебе от этого? - крикнул он Лесперу. - Теперь- то? Какая радость от того, что было и быльем поросло? Ты в таком же положении, как и я.
- У меня на душе спокойно, - ответил Леспер. - Я свое взял. И не ударился под конец в подлость, как ты.
- Подлость? - Холлис повертел это слово на языке.
Сколько он себя помнил, никогда не был подлым, не смел быть подлым. Не иначе, копил все эти годы для такого случая. "Подлость". Он оттеснил это слово в глубь сознания. Почувствовал, как слезы выступили на глазах и покатились вниз по щекам. Кто-то услышал, как у него перехватило голос.
- Не раскисай, Холлис.
В самом деле, смешно. Только что давал советы другим, Стимсону, ощущал в себе мужество, принимая его за чистую монету, а это был всего-навсего шок и - отрешенность, возможная при шоке. Теперь он пытался втиснуть в считанные минуты чувства, которые подавлял целую жизнь.
- Я понимаю, Холлис, что у тебя на душе, - прозвучал затухающий голос Леспера, до которого теперь было уже тридцать тысяч километров. - Я не обижаюсь.
"Но разве мы не равны, Леспер и я? - недоумевал он. - Здесь, сейчас? Что прошло, то кончилось, какая теперь от этого радость? Так и так конец наступил". Однако он знал, что упрощает: это все равно что пытаться определить разницу между живым человеком и трупом. У первого есть искра, которой нет у второго, эманация, нечто неуловимое.


Так и они с Леспером: Леспер прожил полнокровную жизнь, он же, Холлис, много лет все равно что не жил. Они пришли к смерти разными тропами, и если смерть бывает разного рода, то их смерти, по всей вероятности, будут различаться между собой, как день и ночь. У смерти, как и у жизни, множество разных граней, и коли ты уже когда-то умер, зачем тебе смерть конечная, раз навсегда, какая предстоит ему теперь?
Секундой позже он обнаружил, что его правая ступня начисто срезана. Прямо хоть смейся. Снова из скафандра вышел весь воздух. Он быстро нагнулся: ну, конечно, кровь, метеор отсек ногу до лодыжки. Ничего не скажешь, у этой космической смерти свое представление о юморе. Рассекает тебя по частям, точно невидимый черный мясник. Боль вихрем кружила голову, и он, силясь не потерять сознание, затянул рычажок на колене, остановил кровотечение, восстановил давление воздуха, выпрямился и продолжал падать, падать - больше ничего не оставалось.
- Холлис?
Он сонно кивнул, утомленный ожиданием смерти.
- Это опять Эплгейт, - сказал голос.
- Ну.
- Я подумал. Слышал, что ты говорил. Не годится так. Во что мы себя превращаем! Недостойная смерть получается. Изливаем друг на друга всю желчь. Ты слушаешь, Холлис?
- Да.
- Я соврал. Только что. Соврал. Никакой ножки я тебе не подставлял. Сам не знаю, зачем так сказал. Видно, захотелось уязвить тебя. Именно тебя. Мы с тобой всегда соперничали. Видишь - как жизнь к концу, так и спешишь покаяться. Видно, это твое зло вызвало у меня стыд. Так или не так, хочу, чтобы ты знал, что я тоже вел себя по- дурацки. В том, что я тебе говорил, ни на грош правды, И катись к черту.
Холлис снова ощутил биение своего сердца. Пять минут оно словно и не работало, но теперь конечности стали оживать, согреваться. Шок прошел, прошли также приступы ярости, ужаса, одиночества. Как будто он только что из-под холодного душа, впереди завтрак и новый день.
- Спасибо, Эплгейт.
- Не стоит. Выше голову, старый мошенник.
- Эй, - вступил Стоун.
- Что тебе? - отозвался Холлис через просторы космоса; Стоун был его лучшим другом на корабле.
- Попал в метеорный рой, такие миленькие астероиды.
- Метеоры?
- Это, наверно, Мирмидоны, они раз в пять лет пролетают мимо Марса к Земле. Меня в самую гущу занесло. Кругом точно огромный калейдоскоп... Тут тебе все краски, размеры, фигуры. Ух ты, красота какая, этот металл!
Тишина.
- Лечу с ними, - снова заговорил Стоун. - Они захватили меня. Вот чертовщина!
Он рассмеялся.
Холлис напряг зрение, но ничего не увидел. Только крупные алмазы и сапфиры, изумрудные туманности и бархатная тушь космоса, и глас всевышнего отдается между хрустальными бликами. Это сказочно, удивительно : вместе с потоком метеоров Стоун будет много лет мчаться где-то за Марсом и каждый пятый год возвращаться к Земле, миллион веков то показываться в поле зрения планеты, то вновь исчезать. Стоун и Мирмидоны, вечные и нетленные, изменчивые и непостоянные, как цвета в калейдоскопе - длинной трубке, которую ты в детстве наставлял на солнце и крутил.
- Прощай, Холлис. - Это чуть слышный голос Стоуна. - Прощай.


- Счастливо! - крикнул Холлис через пятьдесят тысяч километров.
- Не смеши, - сказал Стоун и пропал.
Звезды подступили ближе.
Теперь все голоса затухали, удаляясь каждый по своей траектории, кто в сторону Марса, кто в космические дали. А сам Холлис... Он посмотрел вниз. Единственный из всех, он возвращался на Землю.
- Прощай.
- Не унывай.
- Прощай, Холлис. - Это Эплгейт.
Многочисленные: "До свидания". Отрывистые:
"Прощай". Большой мозг распадался. Частицы мозга, который так чудесно работал в черепной коробке несущегося сквозь космос ракетного корабля, одна за другой умирали; исчерпывался смысл их совместного существования. И как тело гибнет, когда перестает действовать мозг, так и дух корабля, и проведенные вместе недели и месяцы, и все, что они означали друг для друга, - всему настал конец. Эплгейт был теперь всего-навсего отторженным от тела пальцем; нельзя подсиживать, нельзя презирать. Мозг взорвался, и мертвые никчемные осколки разбросало, не соберешь. Голоса смолкли, во всем космосе тишина. Холлис падал в одиночестве.
Они все очутились в одиночестве. Их голоса умерли, точно эхо слов всевышнего, изреченных и отзвучавших в звездной бездне. Вон капитан улетел к Луне, вон метеорный рой унес Стоуна, вон Стимсон, вон Эплгейт на пути к Плутону, вон Смит, Тэрнер, Ундервуд и все остальные; стеклышки калейдоскопа, которые так долго составляли одушевленный узор, разметало во все стороны.
"А я? - думал Холлис. - Что я могу сделать? Есть ли еще возможность чем-то восполнить ужасающую пустоту моей жизни? Хоть одним добрым делом загладить подлость, которую я накапливал столько лет, не подозревая, что она живет во мне! Но ведь здесь, кроме меня, никого нет, а разве можно в одиночестве сделать доброе дело? Нельзя. Завтра вечером я войду в атмосферу Земли".
"Я сгорю, - думал он, - и рассыплюсь прахом по всем материкам. Я принесу пользу. Чуть-чуть, но прах есть прах, земли прибавится".


Он падал быстро, как пуля, как камень, как железная гиря, от всего отрешившийся, окончательно отрешившийся. Ни грусти, ни радости в душе, ничего, только желание сделать доброе дело теперь, когда всему конец, доброе дело, о котором он один будет знать.
"Когда я войду в атмосферу, - подумал Холлис, - то сгорю, как метеор".
- Хотел бы я знать, - сказал он, - кто-нибудь увидит меня?

Мальчуган на проселочной дороге поднял голову и воскликнул:
- Смотри, мама, смотри! Звездочка падает!
Яркая белая звездочка летела в сумеречном небе Иллинойса.
- Загадай желание, - сказала его мать. - Скорее загадай желание.


Рэй Брэдбери
Крыша Уже наступил вечер. Мы устали... foggy pink 12:37:19
Крыша
Уже наступил вечер. Мы устали ходить по горящим парках, прохладный вечерний ветерок был очень кстати. Мы гуляли, гуляли, небо с темно-голубого превращался в темно-синий. Дорогу освещали фонари и яркая луна. Все бы ничего,но этот спокойный вечер прервал я с неожиданным сюрпризом, как-будто который я придумал только что. Ну что же, мы пошли к сюрпризу. Но мы направлялись к подъезду, пока что ты была не очень удивлена, я сказал что все еще впереди. Мы зашли в лифт, я нажал на 16 этаж, ты уже поняла суть моего сюрприза и немного улыбнулась себе под нос. Мы вышли, пошли на чердак, с чердака на крышу, подошли к самому краю и вуаля, шикарный вид почти на весь город. Парк освещенный фонарями, большой фонтан, речка, дома, магазины, абсолютно все было видно оттуда. Я обнял тебя сзади, тебе стало немного теплее, но все равно прохладно, так как сверху ветер сильнее. Я обнял тебя крепче, моя холодная рука грелась об твою шею, а вторая мирно была рядом с животиком. Ты ласково потерлась головой как котик. Моя рука поднялась выше пальчиками я взял твой подбородок и направил твои губки к моим. Я поцеловал тебя, это был волшебный момент, я чувствовал твои пухлые губки, твой нежный игривый язычок и мы утонули в нем. Нам стало немного теплее, но я и не думал останавливаться. Мои ручки были уже совсем не на животике. Одна, полезла под кофту, греться об твою грудь. Вторая, полезла тебе в джинсы и нагло лапала твою задницу и иногда краем пальчика доставала к твоей влажной киске, ласкала ее и снова лапала задницу. Поцелуй все страстнее, а в штанах все теплее. Я снял с тебя кофту, начал целовать тебя в шею, во время этого одной рукой стал растягивать лифчик, вторая была то на спине, то на заднице. Когда я снял лифчик, с шеи мой язычок направился к сосочкам, то нежно посасывая их, то игриво прикусывая, то страстно ставил засосы. И вот я слышу первые стоны. Я начал снимать с тебя джинсы, уже видел насквозь твои мокрые трусики, было все же немного прохладно без одежды. Я снял с себя кофту положил на край крыши, посадил тебя на нее и моя голова была у тебя между ножек. Это был для тебя настоящий сюрприз так как я никогда такого не делал. Я сначала моментами ласкал твой клитор язычком помогая пальчиками, а потом когда я вошел в вкус я поменял стратегию, пальчиками я играл с твоим клитором, а языком проникал в тебя высасывая все твои соки. Ты еще никогда так не текла и не стонала, а ведь все это происходит на крыше с идеальным видом. Когда от тебя уже даже моя кофта промокла, я встал, начал растегивать ширинку, ты хотела меня отблагодарить за мой сюрпризик и сразу приступила к делу. Стала на колени, стянула с меня трусы, и сразу взяла в ротик мой каменный член. Ты сосала страстно и быстро, пыталась сделать все на высшем уровне. Твои руки были на моей заднице, это было твоей опорой чтобы ускорить темп. Ты брала его полностью на некоторое время. Мои стоны были доказательством того что твои старания не напрасны. Ты уже помогала только одной рукой, второй ты помогала своей киске. Это был настолько шикарный минет что яели сдерживался чтобы не кончить, кусал себя за руку, но твой ротик творил чудеса. Мне хотелось еще но еще пару минут такого минета и сюрприз будет на лице, я не хотел останавливать его, но я хотел продолжения. Я поднял тебя, по моему выражению лица ты поняла что все было шикарно. Мы опять подошли к краю, я положил одну твою ножку туда и ты почувствовала его, мой пульсирующий член внутри себя. Ты закатила глаза, открыла ротик и вздохнула, а я в это время укусил тебя за плече. Я немного согнул колени и начал входить в темп. И вот, первые шляпки, стоны которые можно не сдерживать и этот звук когда хлюпает твоя киса, мм, обожаю его. Мои руки играли немаловажную роль. Они то сжимали твою попку, то игрались с сосочками, то немного душили тебя, или просто были у тебя на талии. Твои стоны были в том же темпе что и мой член, который проникал в тебя снова и снова. Такая опасность что ты одной ногой на краю крыши тебя заводила и меня тоже, но мой здравый смысл взял свое. Я опустил твою ножку и поставил тебя раком.
Убрать выделение сообщенияСообщение выделено
Твоя попка была уже вся красная от моих шлепков. Я ускоряюсь, шлепаю тебя со всей силы что твои стоны были слышны на всю улицу. Обхватил твою шею, мое тело было впритык к твоему и я тебя быстро быстро имел. Потом кинул кофту на пол, тебя кинул на кофту и сам накинулся на тебя. Твои ноги обхватили мою поясницу, твои руки царапали мне спину, а твои зубки кусали меня за мочку уха или ставили засосы на шее. Мой член был все твердее и горячее, скоро я уже не смогу сдержаться. Ты меня укусила для меня это было неожиданно, я привстал, ты пользуясь моментом повалила меня на пол и села сверху. Ты уперлась руками об мою грудь и двигала своей задницей так быстро что через пару минут я ели успел вытащить член и кончить тебе на задницу. Ты с удовольствием вздохнула и легла на меня. Мы были на пределе своих сил и оно того стоило. Я обнял тебя, ты легла рядом. Я поцеловал тебя и мы утонули в этом поцелуе, потом просто лежали и смотрели на луну. Когда нам стало холодно, мы привели себя в порядок, оделись и пошли домой. Вот такой вот сюрприз.
The End :3
Взято: ВОРОН panda21 08:46:30
­Artemida933 28 мая 2018 г. 01:08:48 написала в своём дневнике ­Вечная...Призрачна­я...Встречная...
ВОРОН
Как-то в полночь, в час угрюмый, утомившись от раздумий,
Задремал я над страницей фолианта одного,
И очнулся вдруг от звука, будто кто-то вдруг застукал,
Будто глухо так затукал в двери дома моего.
«Гость,— сказал я,— там стучится в двери дома моего,
Гость — и больше ничего».
Ах, я вспоминаю ясно, был тогда декабрь ненастный,
И от каждой вспышки красной тень скользила на ковер.
Ждал я дня из мрачной дали, тщетно ждал, чтоб книги дали
Облегченье от печали по утраченной Линор,
По святой, что там, в Эдеме ангелы зовут Линор,—
Безыменной здесь с тех пор.
Шелковый тревожный шорох в пурпурных портьерах, шторах
Полонил, наполнил смутным ужасом меня всего,
И, чтоб сердцу легче стало, встав, я повторил устало:
«Это гость лишь запоздалый у порога моего,
Гость какой-то запоздалый у порога моего,
Гость-и больше ничего».
И, оправясь от испуга, гостя встретил я, как друга.
«Извините, сэр иль леди,— я приветствовал его,—
Задремал я здесь от скуки, и так тихи были звуки,
Так неслышны ваши стуки в двери дома моего,
Что я вас едва услышал»,— дверь открыл я: никого,
Тьма — и больше ничего.
Тьмой полночной окруженный, так стоял я, погруженный
В грезы, что еще не снились никому до этих пор;
Тщетно ждал я так, однако тьма мне не давала знака,
Слово лишь одно из мрака донеслось ко мне: «Линор!»
Это я шепнул, и эхо прошептало мне: «Линор!»
Прошептало, как укор.
В скорби жгучей о потере я захлопнул плотно двери
И услышал стук такой же, но отчетливей того.
«Это тот же стук недавний,—я сказал,— в окно за ставней,
Ветер воет неспроста в ней у окошка моего,
Это ветер стукнул ставней у окошка моего,—
Ветер — больше ничего».
Только приоткрыл я ставни — вышел Ворон стародавний,
Шумно оправляя траур оперенья своего;
Без поклона, важно, гордо, выступил он чинно, твердо;
С видом леди или лорда у порога моего,
Над дверьми на бюст Паллады у порога моего
Сел — и больше ничего.
И, очнувшись от печали, улыбнулся я вначале,
Видя важность черной птицы, чопорный ее задор,
Я сказал: «Твой вид задорен, твой хохол облезлый черен,
О зловещий древний Ворон, там, где мрак Плутон простер,
Как ты гордо назывался там, где мрак Плутон простер?»
Каркнул Ворон: «Nevermore».
Выкрик птицы неуклюжей на меня повеял стужей,
Хоть ответ ее без смысла, невпопад, был явный вздор;
Ведь должны все согласиться, вряд ли может так случиться,
Чтобы в полночь села птица, вылетевши из-за штор,
Вдруг на бюст над дверью села, вылетевши из-за штор,
Птица с кличкой «Nevermore».
Ворон же сидел на бюсте, словно этим словом грусти
Душу всю свою излил он навсегда в ночной простор.
Он сидел, свой клюв сомкнувши, ни пером не шелохнувши,
И шепнул я вдруг вздохнувши: «Как друзья с недавних пор,
Завтра он меня покинет, как надежды с этих пор».
Каркнул Ворон: «Nevermore!»
При ответе столь удачном вздрогнул я в затишьи мрачном,
И сказал я: «Несомненно, затвердил он с давних пор,
Перенял он это слово от хозяина такого,
Кто под гнетом рока злого слышал, словно приговор,
Похоронный звон надежды и свой смертный приговор
Слышал в этом «nevermore».
И с улыбкой, как вначале, я, очнувшись от печали,
Кресло к Ворону подвинул, глядя на него в упор,
Сел на бархате лиловом в размышлении суровом,
Что хотел сказать тем словом Ворон, вещий с давних пор,
Что пророчил мне угрюмо Ворон, вещий с давних пор,
Хриплым карком: «Nevermore».
Так, в полудремоте краткой, размышляя над загадкой,
Чувствуя, как Ворон в сердце мне вонзал горящий взор,
Тусклой люстрой освещенный, головою утомленной
Я хотел склониться, сонный, на подушку на узор,
Ах, она здесь не склонится на подушку на узор
Никогда, о, nevermore!
Мне казалось, что незримо заструились клубы дыма
И ступили серафимы в фимиаме на ковер.
Я воскликнул: «О несчастный, это Бог от муки страстной
Шлет непентес-исцеленье от любви твоей к Линор!
Пей непентес, пей забвенье и забудь свою Линор!»
Каркнул Ворон: «Nevermore!»
Я воскликнул: «Ворон вещий! Птица ты иль дух зловещий!
Дьявол ли тебя направил, буря ль из подземных нор
Занесла тебя под крышу, где я древний Ужас слышу,
Мне скажи, дано ль мне свыше там, у Галаадских гор,
Обрести бальзам от муки, там, у Галаадских гор?»
Каркнул Ворон: «Nevermore!»
Я воскликнул: «Ворон вещий! Птица ты иль дух зловещий!
Если только бог над нами свод небесный распростер,
Мне скажи: душа, что бремя скорби здесь несет со всеми,
Там обнимет ли, в Эдеме, лучезарную Линор —
Ту святую, что в Эдеме ангелы зовут Линор?»
Каркнул Ворон: «Nevermore!»
«Это знак, чтоб ты оставил дом мой, птица или дьявол! —
Я, вскочив, воскликнул: — С бурей уносись в ночной простор,
Не оставив здесь, однако, черного пера, как знака
Лжи, что ты принес из мрака! С бюста траурный убор
Скинь и клюв твой вынь из сердца! Прочь лети в ночной
простор!»
Каркнул Ворон: «Nevermore!»
И сидит, сидит над дверью Ворон, оправляя перья,
С бюста бледного Паллады не слетает с этих пор;
Он глядит в недвижном взлете, словно демон тьмы в дремоте,
И под люстрой, в позолоте, на полу, он тень простер,
И душой из этой тени не взлечу я с этих пор.
Никогда, о, nevermore!
Источник: http://frolenkova19­95.beon.ru/42627-039­-voron.zhtml
Вчера — воскресенье, 11 ноября 2018 г.
black caviar on my body Irerica 16:22:30
­­

Ох, и почему мне хочется писать сюда только когда мне грустно? Скоро придётся переименовывать этот дневник, самый грустный из всех, что я когда-либо вёл, в "подушка для слёз" или что-то в этом роде. Как всегда, я не знаю, с чего бы начать свой пост, но писать его долго нет времени и сил, так что, наверное, буду менее изобретателен и поэтичен (а я вообще бываю таким хоть иногда?)
Эти выходные выжали из меня все соки, единственные, блять, дни, в которые как правило, у меня появляется вдохновение и время на прогулки (кстати, про одну из них я с успехом забыл и не пришёл на неё, но к счастью, моему несостоявшемуся спутнику тоже было как-то посрать, поэтому обиженным не остался никто, блять, как я люблю этого чувака). Я начал читать "Дом странных детей" и знаете что, попытка увлечься художественной литературой оказалась даже более действенной и удачной, чем я думал. Чтение меня увлекло и помогает мне быстрее заснуть. Но как способ убежать от реальности книгу я пока не рассматриваю, всё же игры и фильмы с этим справляются куда лучше. В этом месяце мне снимают брекеты, это самая обыкновенная новость, я этому не рад и не огорчён, просто сам факт.
По-хорошему, нужно садиться писать курсовую и делать доклад, я очень надеюсь, что справлюсь со всем этим, но оставаться в этом техе будет для меня сложной задачей. Мне попросту противны люди и атмосфера в нём. За 18 лет я так и не понял, о чём думают самые обыкновенные люди и даже не пытаюсь хоть как-то не выбиваться из их толпы, чтоб меня не чмырили. Благо, группа мне досталась вроде не самая буйная, но со своими персонажами, которым уже хочется плеснуть в рожу кипятком. Пожелайте мне собрать волю в кулак и хотя бы иногда давать им сдачи.
Что касается родителей, здесь совсем всё плохо, что даже рассказывать не хочется. В нашем доме наступили тяжёлые времена и если честно, с поступлением в техан, я мало что понял и до сих пор не знаю как быть дальше (чтобы вы понимали, с профессией и планом на жизнь), так что остаётся лишь надеяться на свою скотскую меркантильность, хотя кто меня знает, вдруг я начну красть...
Альберт совсем очумел со своими сессиями и создаёт конфликты без повода, мне очень тяжело вести с ним диалоги, а поддержка из меня так себе.
Мне не хватает какой-то женской дружбы, чтоб хоть иногда общаться на отвлечённые темы и обсуждать проблемы друг друга, хотя кого я обманываю, меня никогда не интересовали жизни других. Мне нужен внимательный слушатель и мудрый советчик.
~
Да, и пока не забыл, недавно мне приснился сон, в котором меня жрали какие-то мелкие чёрные существа, похожие на икру, которые сами выросли на моём теле да и вообще достаточное количество неприятных снов. С моим состоянием точно что-то не то.


Категории: Родители, Альберт, Техникум, Будущее, Слёзы, Сон, Жизнь, Одногруппники
Позавчера — суббота, 10 ноября 2018 г.
Пл. 32 км Sir Haridan IV 21:49:55
На протяжении 7 лет я колупаюсь в болоте, под названием беон, который дал мне многое и столько же отнял. Идея с дневниками очень оказалась по душе интровертам, однако Миша Монашев - простой парень с деревни Москва отказался развивать бидон, и в итоге беон остался гнить в 2009 году, но уже без феечек и волшебниц. Теперь страницу интроверта можно состряпать и в вк, где можно спрятать того или иного рода страшные фотки, а беон атакуют всякие боты, перегружают сайт, а про PDA-версию не слышали со времен третьего крестового похода. Про слепого бота я вообще ничего не скажу.
Философия беоновцев также сменилась. Если раньше меня пугало рандомное "привет" от рандомного человека, то теперь меня пугает отсутствие такого рода сообщения. Да и форумы сильно сдали, народ разбежался по дырам и вконтактам. Кстати о форумах.
Женский форум сильно упал и сдал, потеряв былую активность. Нынче там зырят на платья и фоточки, хотя форум "оцени мой фейс бесплатно и без критики" ввели. Хоть форум и стал современным, но местных жительниц как взрослых баб в маленьких колготках, хотя раньше было представление совсем противоположное. Но увы, там наиболее адекватная активность. Беон спасут бабы и мужики как бабы
Слезно я вспоминаю форум религи и философии, где я познакомился с дюжиной интересных личностей, с которыми я потерял общение(с большим сожалением). К слову, из всего состава друзей на беоне, я сохранил стабильное общение только с двумя, но и то мы общаемся уже не тут. Я бы хотел написать тут о тех, с кем общение утрачено и те, без которых релф мой релф был бы не тот:
Джей 7 - хоть и надменный и странный тип, но его куда интереснее читать, чем про то как вызвать Пушкина в пьяном угаре. Да, с ним(по оперативной информации с ней, но не суть) лучше не общаться, но тем не менее его посты читать в некотором полезно, особенно если ты бородатый студент истфака и хочешь понять что такое историческое исследование. P(A|B)...с его окружения был и ещё один товарищ
Витезслав - тоже странноватый тип, без интересных постов. Но с ним было интересно общаться. Мечтая о восстановлении общения с ним, я вспоминаю опыт общения с Настей666, который закончился неудачей, закончится неудачно и это восстановление, но в качестве ностальгии пойдет. Катун, которая управляла сном, канула в бытие также. Да и хрен с ней.
Был и Николай Ковалев - историк всея руси, общение с которым мне очень нравилось. Да, мы постоянно ссорились, но тем не менее, он хороший чувак, с которым можно было бы потравить душу о былом. И мне очень жаль что так всё случилось. С ним был ещё один друг, который постоянно троллил меня. Интересно, как бы сейчас сложилось общение сейчас.
Был такой поцыг, как Мирон. Его темы аля "Розетка или презерватив" или "Мамба. Стоит пользоваться" конечно веселили. Но и без них релф был бы не релфом.
Иренья перекочевала на ЖФ, поэтому о ней ни слова.
Иисус Харидан пародировал всю ту требуху, которая творилась на релфоруме в виде тем. Было смешно и грустно, с тем, что больше такого не будет. Я увидел активность его на форуме но она релф не возродит.
Есть и ФФСП. Про её посты ничего сказать не могу, так как они нейтральные и ничем не выделяющиеся, прям вот так сильно. Когда релф капитально опустел, она решила восстановить порядок, путем написанием обильного количества записей, но когда я обрушился с критикой этой идеи, она обиделась. В итоге ни тем, ни её. В некоторой степени, тоже грустно.
Пласт политиканов вроде Валеры красноармейца и тд ушли на заслуженный отпуск вовремя, ибо общаться на политику сейчас рискованно. Среди политиканов была и Виолетта, с которой мы любовно воевали в течение 3 лет, пока она не оступилась в истории с моей бывшей, невольно где я поучаствовал в роли срывателя масок. Однако все пруфы что были я уничтожил, ибо я таким не занимаюсь. Все вопросы к бывшей, о которой тоже стоит пару слов сказать(можно и больше, но лень). Она открыла мне также новое поле для общения с людьми. Я познакомился с интересными кадрами, такими как Кеда(которая открыла глаза мне на многое) и тд. Увы, среди этого поля осталось лишь одно деревце, зато какое! Правда, я был в непонятках зачем она создала фейк и общалась со мной до последнего?

Меня многие обвиняли, что именно я разрушил релфорум. Но это не так, ведь темы были философские, так как философия подразумеваем обсуждение всего, вплоть до месячных и способов борьбы с ним. А игнор он был всегда.

Беон отпустил меня, но изредка вылить порцию мысленного поноса можно будет.

Категории: Философия базового уровня
05:30:23 DьявоLLenoK
Приветствую) Весьма щепетильную тему Вы описали, щепетильную для «нас», для тех, кто бережно относится к той, в моем случае открытой, эмоциональной и искренней жизни, хоть и в сети. Да, я не сижу тут боле и мыслями-то не делюсь, потому что больше не умею, но, порой перечитываю то, что со мной...
еще...
Приветствую) Весьма щепетильную тему Вы описали, щепетильную для «нас», для тех, кто бережно относится к той, в моем случае открытой, эмоциональной и искренней жизни, хоть и в сети. Да, я не сижу тут боле и мыслями-то не делюсь, потому что больше не умею, но, порой перечитываю то, что со мной происходило, смотрю на дневники людей, которые и вправду сыграли немалую роль)) Не соглашусь с Вами, пожалуй, в одном желании, это вернуть) Приятно ностальгировать, любопытно, как сложилась жизнь тех самых дорогих и ценно, что именно эти люди, хоть и за тысячу вёрст были рядом с тобой, не смотря на то, что ты безграмотное, унылое и пустое говно (это я про себя)))
18:51:47 New space
я здесь просто пишу, чтобы через пару лет зайти и поулыбаться, почитать, повспоминать.
20:30:51 Sir Haridan IV
Детям будешь показывать что мама писала в молодости? Ностальгия вообще приятное чувство, особенно если оно не мешает жить. Зато воспоминания помогают как по мне не натворить ошибок впредь, избежать нелепых ситуаций. Если бы кто-то взялся бы за реанимацию беона под новый лад, возможно интровертов...
еще...

я здесь просто пишу, чтобы через пару лет зайти и поулыбаться, почитать, повспоминать.
Детям будешь показывать что мама писала в молодости?
Приятно ностальгировать, любопытно, как сложилась жизнь тех самых дорогих и ценно, что именно эти люди, хоть и за тысячу вёрст были рядом с тобой, не смотря на то, что ты безграмотное, унылое и пустое говно (это я про себя)))
Ностальгия вообще приятное чувство, особенно если оно не мешает жить. Зато воспоминания помогают как по мне не натворить ошибок впредь, избежать нелепых ситуаций. Если бы кто-то взялся бы за реанимацию беона под новый лад, возможно интровертов стало бы больше
четверг, 8 ноября 2018 г.
https://vk.com/01w10 нот сэил. 13:53:57

vixi

последнее, что я тебе сказал тогда: пообещай, что будешь ждать.

это вселяло надежду, будто искренность твоего скромного ожидания скрасит и смягчит километры ужасающего расстояния, что нас будут разделять через ничтожные две минуты сорок, которые мы все равно потратили на поцелуи. нежные, исполненные в стиле французских романистов, со вкусом кедра, розе амабиле и печальной тоски по бесконечности неизведанного, что не хочешь узнавать, но должен своей участи и противишься безобразной судьбе.

мне потом сказали, - это был губительный способ сказать «mes vux les plus sincres».

и когда я услышал посадку на свой рейс, лишь на долю миллисекунды, в глазах твоих цвета какао велла я увидел безграничное желание не отпускать, приковать наручниками к изголовью огромной кровати шикарного лофта и умолять меня остаться, а потом все потухло - мгновение, что нам не постичь, и миг, которым нам никогда не овладеть сполна - и маска напускного безразличия плотно прижалась к твоему бархатному лицу с бонусной шикарной улыбкой и мимической ямочкой на правой щеке.

и я уехал покорять нью-йорк, потому что рисование - было и есть - единственной вещью, принадлежавшей мне по праву и сполна. поначалу мне ведь казалось и ты станешь моим, но узнав тебя поближе, ты оказался неуловимым, изворотливым паразитом, вселившимся в мое сознание, как в фильме ридли скотта чужой прицепился к эллен цепкими лапами на борту: с первого ненасытного взгляда у яркого желтого света фонаря на улице, усеянной сплошь гей-барами.

помнишь, как я в порыве ярости сказал, что лучше бы мы никогда не встречались, что тот ненавистный день, в который я сбежал из дома под предлогом учебы с подругой и получил свой первый секс от короля геев был ошибкой? я соврал.

даже если бы существовала машина времени, даже если бы мне сейчас было снова семнадцать, а тебе двадцать девять, то я бы никогда не свернул домой и не посмотрел на кого-то другого. я бы всегда, черт, всегда и во всех вариациях разношерстных развилок пугающей жизни выбирал тебя. я не хочу менять нашу историю: ни наш танец на моем выпускном из старших классов, ни твой молочный шарф армани в красных разводах, потому что после него гомофобный одноклассник на парковке пробил мне череп, ни мой тремор рук, ночные кошмары, беспрерывные панические атаки, ни твое «я о нем забочусь»; ни твои бесконечные трахи на стороне, которые я прощал, потому что ты говорил честно, что не можешь, не хочешь и не будешь моногамным; ни мою первую и единственную измену, которую ты в конечном итоге понял и с горечью простил, ни мое «вечности теперь длятся не так долго»; ни твой страшный рак, химиотерапию, куриные бульоны, нескончаемую тошноту; ни взрыв в клубе, после которого ты мне впервые сказал тихо и четко, что любишь; ни твое «солнышко», ни мои бесконечные «прости.прощай» или твое двусмысленное заявление «на наших дверях нет замков», смысл значения которого я осознал лишь спустя столько времени.

ты дал мне жилье, оплатил мой университет, который я, в конечном итоге, все равно не закончил, верных друзей и самое главное - позволил мне, такому маленькому и настойчивому мальчишке, проникнуть в мир, казалось бы, жестокий, холодный и грубый, но на деле - уютный, ранимый и уязвимый.

твой мир был малиновым закатом от приближающихся звезд по дороге вечного мрака.

ты сказал, это важно, чтобы я достиг успехов, и ты смог бы мной гордиться, а я бы смог гордиться собой. ты сказал, я - потрясающий, уникальный и неотразимый, что у меня все получится, ведь если мне удалось попасть в сердце такого отвратительного холерика, то какие-то выставки и признание - сущие пустяки.

спустя два месяца ты сказал, что нам не стоит созваниваться так часто, потому что это отвлекает меня от работы, а тебя от бизнеса, и вообще, мы превращаемся в какую-то слезливую пару лесбиянок. и потом ты перестал звонить, писать, отвечать. мы перестали общаться. шесть таких незабываемых лет погребли заживо быстрее полугода. наверно, это открытое равнодушие с твоей стороны задело мое самолюбие, и я попался в оковы колоритных стен пятой авеню: потные мальчики, легкие наркотики, вдохновение - я запутался в своих чувствах. подумал, что ты, такой далекий и увядающий, мне не нужен.

меня ломало, рвало на куски, мазало из стороны в сторону, пока я малевал новый третьесортный шедевр.

и спустя два года, таких мучительных, непонятных и удушающих, я снова начал рисовать твои портреты. я понял, что скучаю так сильно, что готов вернуться. и я понял, что можно стать известным и творить в маленьком городе, а тебя мне никто не заменит. тебя, такого великолепного в своем одиночестве, в красоте, непокорной временным рамкам. и когда я приехал, мама лишь покачала головой и попросила успокоиться, друзья отводили глаза, уходили от вопросов, наливали третий стакан, твой сын, имя которому я дал при нашем знакомстве, тихо скулил и бормотал под нос.

«где он?» - вырвалось у меня через две минуты сорок нашего семейного ужина. и все замолкли, время остановилось, и тишина начала давить.

«понимаешь, дорогой, рак вернулся. он умолял не говорить ни слова» - и я подумал, что меня обманывают, что они просто смеются, и на самом деле ты встретил новую любовь на одной из белых вечеринок и поселился с ним в париже или швеции.

потом мне показали дом, который ты купил нам, ожидая моего возращения, тонкие кольца, сделанные на заказ с гравировкой, дату свадьбы, которая могла бы, но не состоялась, и вообще, «это должен был быть сюрприз». но ведь ты с самого начала говорил, брак придумали гетеросексуалы, чтобы официально трахаться, тайно изменять, а в конце получать шквал обрушившегося дерьма и боли, и ты никогда на такое не подпишешься, даже под дулом браунинга. я надеваю кольцо на безымянный и громко спрашиваю, как это случилось, когда, и приговариваю, что вообще-то от рака при медикаментозном лечении так быстро не умирают. и все долго молчат, очень долго, пока не говорят, что ты на элегантном кадиллаке случайно пьяным слетел в кювет. ты не при каких обстоятельствах не сел бы пьяным в машину, я знаю. ещё я знаю, что у тебя с нашего расставания никого не было. и иногда в бреду, сгорбившись над унитазом, пока лучший друг поддерживал тебя за плечо, ты скулил и звал меня. сначала я злился, почему мне никто не сообщил, почему ни одного чертово дупло не решилось посплетничать, донести, намекнуть, что надо приехать и обругать тебя, такого глупого и напуганного мальчика за непослушание. но потом гнев сменился на боль от подкатившего к глотке разочарования, что я так и не получил тебя, слащавые клятвы, жизнь тупых моногамных людишек с детьми, встречами с соседями, совместными поездками на отдых всей семьей.

удивительно, но в лофте до сих пор пахнет тобой, то ли тут никто до сих пор не смел убраться, то ли дорогущий одеколон въелся и осел, то ли все это мне мерещится. люксовый крем от морщин на тумбочке, твой именной браслет с ракушками на моей тонкой руке, никем не подписанные бумаги рекламного агенства горой на шоколадном столе, галстуки прада на дверце полуоткрытого шкафа, панорамное окно во всю стену, и, боже, как тебе здесь было невыносимо одиноко. я задумываюсь об этом и начинаю плакать. правильно ты мне говорил, что если я начинаю мыслить, то это плохой знак.

а я постоянно в воспоминаниях о тебе, беспрерывно и безукоризненно.

и там ты проводишь указательным пальцем по моим пшеничным волосам, укладываешь ладонь на щеке и замираешь дыхание, смеешься с собственного сарказма, выбираешь наряд для ресторана, стонешь от моей утренней прихоти, выгибаешь спину и просишь меня внутри. и каждый две минуты сорок просишь меня остаться, та миллисекунда, тот взгляд, я прокрутил его прожектором перед собой столько раз, что уже сбился со счета. я будто стою под дождем турецкого сериала под песню wicked game, и не понимаю, что идут титры.

единственное, что я попросил тебя, когда уезжал - дождаться. мой любимый, непокорный мальчик, ты всегда делал все по-своему. и все, что я сейчас понимаю, проглатывая найденную в ванной хлорку, что любить тебя - было самым прекрасным и извращенным способом самоуничтожения.

des milliers de fois, merci. des milliers de fois, je suis dsole.

тысячу раз спасибо. тысячу раз прости.

Музыка The Neighbourhood - Leaving Tonight
среда, 7 ноября 2018 г.
Хмм... плюшевый волк 19:38:56
Что это? Моё настоящее лицо, или маска, которая приросла к нему так крепко, что ее уже не сорвать? Почему же иногда, общаясь с людьми и, вроде бы, делая все правильно, я ощущаю, что как будто бы я притворяюсь кем-то? Играю какую-то роль? Или.. это и есть я? Мне это не нравится
21:15:25 Johnny3
Может, чтобы не испортить впечатление пытаешься угодить?
10:52:08 плюшевый волк
Возможно. Но суть в том, что я не стараюсь угодить. Наоборот, иногда я бываю немного циничной, и не всем это нравится
Грядущее Феликс Чуйков 18:22:50
 ­­

"...Товарищи, в чём сила, где источник силы нашей Красной Армии?
В чём состоят те особенности, которые коренным образом отличают нашу Красную Армию от всех и всяких армий, когда-либо существовавших в мире? ...
Первая и основная особенность нашей Красной Армии состоит в том, что она есть армия освобождённых рабочих и крестьян, она есть армия Октябрьской революции, армия диктатуры пролетариата.
Все... существующие при капитализме армии... являются армиями утверждения власти капитала..., служа орудием подавления трудящихся. ...
В отличие от таких армий, наша Красная Армия... является орудием утверждения власти рабочих и крестьян…
Наша армия есть армия освобождения трудящихся.
Обратили ли вы внимание, товарищи, что… в капиталистических странах народ боялся и продолжает бояться армии, что между народом и армией существует преграда, отгораживающая армию от народа? Ну, а у нас? У нас, наоборот, народ и армия составляют одно целое, одну семью. Нигде в мире нет таких любовных и заботливых отношений со стороны народа к армии, как у нас. У нас армию любят, её уважают, о ней заботятся. Почему? Потому, что впервые в мире рабочие и крестьяне создали свою собственную армию, которая служит не господам, а бывшим рабам, ныне освобождённым рабочим и крестьянам.
Вот где источник силы нашей Красной Армии.
А что значит любовь народа к своей армии? Это значит, что такая армия будет иметь крепчайший тыл, что такая армия является непобедимой.
Что такое армия без крепкого тыла? Ничто. Самые большие армии, самые вооружённые армии разваливались и превращались в прах без крепкого тыла, без поддержки и сочувствия со стороны тыла, со стороны трудящегося населения. Наша армия есть единственная в мире, которая имеет сочувствие и поддержку со стороны рабочих и крестьян. В этом её сила, в этом её крепость.
Вот чем, прежде всего, наша Красная Армия отличается от всяких других армий, существовавших и существующих в мире. ...
Вторая особенность нашей Красной Армии состоит в том, что она, наша армия, является армией братства между нациями нашей страны, армией освобождения угнетённых наций нашей страны, армией защиты свободы и независимости наций нашей страны.
В старое время обычно армии воспитывались в духе великодержавничеств­а, в духе захватничества, в духе необходимости покорять слабые нации. Этим, собственно, и объясняется, что… армии капиталистические были... армиями национального, колониального угнетения. Наша армия коренным образом отличается от армий колониального угнетения. Всё её существо, весь её строй зиждется на укреплении уз дружбы между нациями нашей страны, на идее освобождения угнетённых народов, на идее защиты свободы и независимости социалистических республик, входящих в состав Советского Союза.
В этом второй и основной источник силы и могущества нашей Красной Армии. В этом залог того, что наша армия в критическую минуту найдёт величайшую поддержку в миллионных массах всех и всяких наций и национальностей, населяющих нашу необъятную страну. ...
Наконец, третья особенность Красной Армии. Состоит она в воспитании и укреплении духа интернационализма в нашей армии, в наличии духа интернационализма, проникающего всю нашу Красную Армию.
В капиталистических странах армии обычно воспитываются в духе ненависти к народам других стран, в духе ненависти к другим государствам, в духе ненависти к рабочим и крестьянам других стран. Для чего это делается? Для того, чтобы превратить армию в послушное стадо в случае военных столкновений между государствами, между державами, между странами. В этом источник слабости всех капиталистических армий.
Наша армия построена на совершенно других основах. Сила нашей Красной Армии состоит в том, что она воспитывается с первого же дня своего рождения в духе интернационализма, в духе уважения к народам других стран, в духе любви и уважения к рабочим всех стран, в духе сохранения и утверждения мира между странами. И именно потому, что наша армия воспитывается в духе интернационализма, в духе единства интересов рабочих всех стран, именно поэтому она, наша армия, является армией рабочих всех стран.
И то, что это обстоятельство является источником силы и могущества нашей армии, об этом узнают когда-либо буржуа всех стран, если они решатся напасть на нашу страну, ибо они увидят тогда, что наша Красная Армия, воспитанная в духе интернационализма, имеет бесчисленное количество друзей и союзников во всех частях мира, от Шанхая до Нью-Йорка, от Лондона до Калькутты.
Вот, товарищи, третья и основная особенность, проникающая дух нашей армии и создающая источник её силы и могущества. ...
Этим трём особенностям обязана наша армия своей силой и мощью. ...
Да здравствует наша Красная Армия!
Да здравствуют её бойцы!
Да здравствуют её руководители!
Да здравствует диктатура пролетариата, родившая Красную Армию, давшая ей победу и увенчавшая её славой! (Б у р н ы е п р о д о л ж и т е л ь н ы е а п л о д и с м е н т ы.)"
И. В. Сталин «О трёх особенностях Красной Армии»
Речь на торжественном пленуме Московского Совета, посвящённом десятой годовщине Красной Армии 25 февраля 1928 г.
«Правда» № 50
28 февраля 1928 г.


Воровской парад. Бесчестье

Не беда - если бедная честь.
Всё в порядке - когда она есть.


Почему друг друга мы не понимаем?

Почему друг друга мы не понимаем,
Даже не хотим других понять?
И, конечно, жизнь не кажется нам раем,
Но она могла бы раем стать.

Очерствели души, слёз мы не жалеем -
В этой жизни некогда жалеть.
Нас не научили - видно, не умели,
А сейчас мы не хотим уметь.

Мы хотим друг другу зла и неудачи,
Но ведь лучше - просто, полюбить!
Может быть, нельзя, нельзя никак иначе,
Но тогда зачем на свете жить?..


Грядущее

Люди бродящие! Люди бредущие!
После восстания ждёт вас грядущее!
Будни и праздники, радость содружества!
Счастье свершения! Стойкость и мужество!

Люди жующие, в страхе живущие,
После прозрения ждёт вас грядущее!
Вера и знание, самообязанность,
Ненаказуемость и безнаказанность!

Люди дрожащие, люди имущие!
Освобождением ждёт вас грядущее!
Воля и равенство! Кров без опасности!
Свет озарения! Дух сопричастности!

Люди свободные! К цели идущие!
Новою эрою ждёт вас грядущее!
Мир без уныния! Труд без страдания!
Жизнь настоящая! Путь созидания!

Феликс Чуйков

13 декабря 1981 года - 07 ноября 2018 года

Категории: Прицел
Не надо шутить с войной, блядь... Твой ламповый кун 14:27:05
Не надо шутить с войной, блядь. Здесь другие ребята. Это не Арати, это не Зульдазар. Натанос, твоих солдат здесь порвут на части. Это 250 тысяч отборных солдат Дарнаса блядь! Они всё разнесут! Они весь Даркшор пройдут за один час! Они взорвут все твои катапульты, всех твоих шпионов, дипломатов. Натанос, ты — тёмный рейнджер. Ты остановись, блядь, ты кончай, ты стрелы спрячь подальше на склад. И забудь про свою королеву. У нас был один мудак, отомстил за Стратхольм, блядь — и рухнула великая Лордеронская империя. И другой чудак был, за своего дедушку отомстил — и рухнул Гильнеасский Союз. И ты повторишь ту же ошибку. Ты королеву забудь, королева твоя отработал своё, блядь. Ты подумай о будущем Орды: она гибнет! Твоя молодёжь бежит из твоей фракции. Там никто не хочет жить, в Орде, никто! У тебя барахолка, блядь! Азерит, азерит, азерит! Это… грязная голубая жижа, блядь! Ни души, блядь, ни музыки нету у тебя, нет писателей у тебя! Весь мир слушает Велена, Кадгара, блядь. Фестивали, ивенты — только Альянс, блядь. И Альянс здесь — Даркшор! Вот здесь любят короля, а тебя — презирают, блядь, презирают! Твой предшественник, блядь — Саурфанг, блядь, — ему ширинку расстегнули прямо в рабочем кабинете! Это совсем уже нужно охуеть, блядь, чтобы какая-то проститутка, блядь, в кабинете главы армии ему отсасывала! Это что, Орда?! Вам пиздец давно уже, блядь! Вы что делаете, блядь?! Лиадрин, блядь! Какая, на хуй, королева?! Какая война?! Какой варфронт, блядь?! Минетчики чёртовы, блядь! Онанисты, пидарасы, блядь!
Натанос, Натанос! Посмотри андедские фильмы. Посмотри, сколько трупов, сколько крови, блядь! И там убили, и здесь убили. Ты здесь… Я тебе здесь говорю: посмотри, блядь, какое небо, блядь, Даркшор! Тёмные берега — это не Ясеневый лес. Это не Арати! Ты никогда здесь не достигнешь победы. Потому что мы знаем этот народ. Мы знаем этого короля. Он один на всю планету тебя посылает нахуй! Один! Все остальные, блядь, лебезят перед тобой. Выстроились в строй, чтобы тебе поклониться. А он один здесь сидит одиннадцать лет! Одиннадцать лет тебе сопротивляется, а ты со своей мощной хреновой чумой, со своей миллионной армией, со своими флотами, блядь, катапультами ни хера не можешь сделать. Ты бомбишь этот берег каждый день. Ты убиваешь детей, а солдаты Дарнаса сидят, готовые к бою. Ты боишься сюда направить своих солдат. И ты боялся одиннадцать лет назад, твоя королева тоже боялась. А яблочко от яблони недалеко падает. Ты никогда не победишь! Это будет твоё последнее поражение! Артас проиграл ЦЛК. И Гаррош проиграл Оргриммарскую битву. Ты проиграешь Даркшор. Даркшор — твоя могила. Понял? Ты, Натанос, сраный тёмный рейнджер, блядь! Тебе в трисфаль обратно, на кладбище, на костяном коне объезжай свои… пустые земли и учи эльфийский язык. А Сильвермун уже говорит по-эльфийски. Мы направим в Орду еще 10 миллионов шпионов ШРУ и изберем в Аль… в Орде своего вождя.
(Смех за кадром.)
А ты, Натанос, получишь хорошую камеру в Тюрьме Штормграда.
(Смех и аплодисменты за кадром .)
Ты понял, Натанос? Вовремя остановись…
(В записи пропущен фрагмент.)
…ном (судя по артикуляции, Малфурион сказал «гондоном»), и ты никогда здесь не сможешь добиться победы. Все найтэльфы мира, все друиды мира, все Восточные королевства, Штормград — против тебя. Штормград, Штормград не хочет этой войны, и тебе наш король это ясно по-русски сказал: не сметь стрелять по Тельдрассилу! Лучше вместе ебанём по Н'зоту.
(За кадром смех и аплодисменты.)
Дазар'алор! Другие города! Мы найдём цели на этой земле! Столько земли, блядь! Хочешь, Кель'данас нахуй опустим, блядь, на дно океана?! Давай! Показать тебе наш Виндикар блядь? Хочешь, блядь? У нас есть оружие, блядь: ночью наши маги Кирин-тора
(Жестикулирует.)
чуть-чуть изменят гравитационное поле Азерота, и твоя страна будет под водой. 24 часа, блядь, и вся страна твоя будет под водой! Великого и Сокрытого моря.
(Аплодисменты за кадром.)
Ты с кем шутишь, блядь? Ты подумай, блядь! Ты понял, чем кончил Артас? Чем кончил Гаррош? Все остальные? Ты совершишь историческую ошибку. Твоя королева тебе благодарна не будет. Забудь её, свою королеву! Твои генералы тебе говорят: не начинай войну. Ещё не поздно! Еще патч 8.0.1! Но если завтра утром ты пошлёшь своих рубак на Тёмные берега — твоя собственная могила, ты сам сдохнешь в этой войне. И тебя не будут хоронить, потому что ты ударишь по всей стране, по всему азероту. Шесть миллиардов людей не хотят этой войны. Шесть. Шесть миллиардов! Ты, малограмотный, можешь считать?
(Загибает пальцы.)
Один, два, три, четыре, пять, шесть. Миллиардов. Вся планета против тебя. Ты один хочешь войны и эта блядь, Сильвана Ветрокрылая.
(Смех за кадром.)
Эта полумёртвая блядь, которой нужен мерин, блядь.
(Аплодисменты за кадром.)
Мы… пришли сюда — у нас в Дарнасской дивизии, блядь, ребята её успокоят, блядь. Успокоят, блядь. Успокоят в казарме за ночь! И она не будет хотеть войны, блядь. Она захлебнётся в эльфской сперме, блядь. Из ушей попрёт. Это не Леди Лиадрин — она раз отсосала, блядь, а здесь так ей всё отсосут нахуй, что она на карачках уползёт в ордынское посольство в Оргриммаре, блядь.
Натанос, остановись. Комбат! Батяня! Дара пам парам пара пара па ра… Натанос, давай в карты, в хартстоун, и всё заканчиваем. В Даркшоре всё спокойно.
­­
Мягкость характера Hikkachan 13:06:30
Замечаю, что быстро надоедает общение с новыми людьми. Просто нереально становится скучно.
...
Нашла самого бесхребетного человека в мире. Девочка не может отказать какому-то рандомному горцу, что приставал к ней в электричке.
Говорю, мол, в ебало дай и ноль проблем. Она не может. Не может и все.
Называет себя шалавой и давалкой, потому что не умеет говорить "нет".
Ну чтож, буду сидеть у нее на шее, пока не научится отказывать :3
И рыбку съесть, так сказать.


Луна - лишь плоский равнодушный блин > Изюм (записи, возможно интересные автору дневника)

читай на форуме:
пройди тесты:
Я тебя люблю или жизнь наследницы...
...
Дождь и радуга. Глава 6.
читай в дневниках:

  Copyright © 2001—2018 BeOn
Авторами текстов, изображений и видео, размещённых на этой странице, являются пользователи сайта.
Задать вопрос.
Написать об ошибке.
Оставить предложения и комментарии.
Помощь в пополнении позитивок.
Сообщить о неприличных изображениях.
Информация для родителей.
Пишите нам на e-mail.
Разместить Рекламу.
If you would like to report an abuse of our service, such as a spam message, please contact us.
Если Вы хотите пожаловаться на содержимое этой страницы, пожалуйста, напишите нам.

↑вверх